НОВЕЙШИЕ СТРАНИЦЫ ИЗ ИСТОРИИ КАЗАХОВ И КОКАНДСКОГО ХАНСТВА

0

Конец ХХ и начало ХХI веков, в современной, не только исторической науке, но и во  многих ее областях и направлениях, внес совершенно новые и неожиданные, можно сказать  фантастические перемены. Дело в том, что резкий и по своему своевременный скачок науч- но-технического прогресса и информационных технологий,  перечеркнули и опровергли, считавшиеся десятилетиями многие фундаментальные и даже академические научные поня- тия, учения, научные школы и т.д.. Конечно к этому все и шло и идет, т.к. рано или поздно,  те или иные, не востребованные временем и практикой, не имеющие над и под собой твер- дую перспективную и научно-обоснованную базу учения, ушли или уходят в никуда.

        После приобретения независимости, Республика Казахстан совершенно по-новому и ус- пешно начал строить свои разносторонние взаимоотношения со многими государствами ми- ра, с республиками постсоветского пространства, в том числе и с Средней Азией.

        В рассматриваемых нами исторических вопросах, прошлых и современных проблем вза-   имоотношений казахов южного региона Казахстана с народами (узбеки, таджики, иранцы,  уйгуры и др.) Кокандского ханства в ХIII – середины XIX веках, можно с уверенностью ска- зать, что еще далеко и полностью не изучены.

         Во многих и разных архивах Средней Азии, Казахстана, России и некоторых за рубеж-ных стран как: Афганистана, Ирана, Китая, Монголии, Германии и т.д. сохранились предста- вляющие собой определенный исторический научный интерес информационные источники и материалы, в том числе и редчайшие первоисточники.

         Подходя к рассмотрению исторических вопросов и тем взаимоотношений кочевых пле- мен  и родов казахов с Кокандским ханством можно сказать, что публикованы ряд серьезных научных работ в основном по военно-политическим, экономическим, хозяйственно-бытов- вым и культурным направлениям, сотрудничества казахов с народами Средней Азии, Росси и и т.д.

        История взаимоотношений народов Средней Азии с казахским народом имеет многове- ковую и добрую традицию. Они формировались в едином этнокультурном, духовно-нравст- венном, социально-бытовом и экономическом пространстве. Исторические узы этих народов имеют общую и особую самобытную, древнюю и богатую историю. Их издавна объединяют общие духовно-нравственные культурные наследия, совместная трудовая и оборонительная деятельность от общих врагов, противостояния с жестокими  правителями и многие другие жизненные и общечеловеческие вопросы, а также проблемы, которые развивались, укрепля- лись и разрешались в процессе их совместных усилий, взаимоотношений и взаимодействий.

        Дело в том, что все понятия этих исторических взаимоотношений и последующих вза- имодействий, позволили тому, что в этом плодородном с прекрасными климатическими ус- ловиями регионе Средней Азии, т.е. Кокандского ханства и юга территории казахов, способ- ствовали успешному и благоприятному развитию земледелия, животноводства и многих дру- гих хозяйственно-бытовых занятий многих народов.

        Всемирная история богата и хранит многовековые образцы самых добрых традиций вза- имоотношений и взаимодействий многих народов, они передавались из одного поколения другому, что в дальнейшем позволило и способствовало укреплению многих сторон совмест- ной жизнедеятельности. Эти взаимоотношения позволили сохранению, процветанию, приум- ножению и передаче последующему поколению своих исторических, народных, региональ- ных и национальных традиций, обычаев и многих других культурных ценностей наследия.

         Из сохранившихся до наших времен источников мировой культуры, можно смело  кон- статировать о том, что естественный процесс взаимоотношений и взаимодействий многих народов позволяет сказать, что они достигли своих — не только значительных, но даже боль-  ших всесторонних успехов еще в средние века.

          Думается, что вопросы и проблемы взаимоотношений южных (не только) казахов с Ко- кандским,  но и с другими ханствами Средней Азии, а также государствами, несомненно, ос- тавляет за собой право в подробном изучении многих исторических, философских, литера- турных, социально-культурных и других сторон их исторического  н а с л е д и я . Так как, многие образцы ценностей  культурного наследия тех или иных народов на их завоеванных территориях, по воле и «законам»  несправедливых поработителей и их последователей, в ре- зультате их жестокого подавления и разделения присваивались себе. Так как всякое возму- щение, непослушание, неповиновение и противостояние новым властям, очень жестоко кара- лись вплоть до полного истребления этих народов.

        Многие завоеватели новых территорий с их народами, постепенно или сразу пытались  отгородить, а затем полностью перечеркнуть всю историю их культурного наследия вообще. Такие варварские действия и геноцид против завоеванных народов, которым даже запреща- лось говорить на их родном языке, принадлежать своей религии, соблюдать традиции, обы- чаи и т.д., постепенно становились как бы нормой….

       Сохранились подлинные документы, а также подробные описания историков, придвор- ных служителей, в народных сказаниях и их устном, песенном и прикладном творчестве, о жестоких и бесчеловечных поступках завоевателей всех рангов и во все времена, начиная с   Древней Греции, Римской империи, колониальных завоеваний Испанией, Португалией, Ан- глией, Франции, и т.д., других народов и государств еще с времен раннего средневековья.

       Тем самым, коварство и бесчеловечная преступность завоевателей, чаще заканчивались уничтожением и присвоением многих исторических наследий других народов в пользу сво-  их предков или себе.

        Из истории эпохи позднего феодализма нам известно о том, когда богатые и цветущие среднеазиатские государства, с обширными территориями и разными по составу народами, после завоевания, переименовывались в другие ханства или государства и с одним нацио- нальным определением.

        Отсюда напрашивается и конечно возникает справедливый вопрос: а куда же подева- лись эти завоеванные и порабощенные народы и какова их дальнейшая судьба?  Неужели все они тайно без всякого «следа» и последствий исчезли, переселились на другие планеты, асси- милированы или уничтожены?  И в этом плане, история должна быть и являться совершенно особенной, справедливой, правдивой и общедоступной наукой, важнейшим предметом для изучения, сохранения и передачи всему будущему поколению — самых высоких и достойных уважения общечеловеческих ценностей. Они должны быть и призваны служить, безошибоч- ным компасом всех исторических времен и всех общечеловеческих цивилизаций, целенапра- вленно вращать колесо добрых, мирных и благоприятных взаимоотношений между всеми народами нашей планеты.

         Ни кто и ни когда не должен и не имеет права ошибаться и искажать правду в написа- сании тех или иных исторических событий или процессов, т.к. этого не простят наши потом- ки и сама история всего  б у д у щ е г о . Дело в том, что искажение исторической правды, во все времена порождала и приводила к разочарованию, недоверию, обману, мести, конфлик- там и даже воинам.

         Исходя из выше рассматриваемых нами вопросов и проблем взаимоотношений казахов юга Казахстана с народами Кокандского ханства, мы должны сказать, что они также затро- нуты в последних научных трудах ученых Казахстана, Таджикистана и Узбекистана и неко- торых за рубежных государств. Но к большому сожалению, до сих пор отсутствуют какие — либо специальные научные труды в которых рассматривались бы в комплексе экономичес- кие, политические, этнокультурные и другие связи населения юга Казахстана с Кокандским ханством в ХVI – XIX веках.  В связи с этим, мы  попытались впервые опубликовать некото- рые исторические сведения и достоверные данные о взаимоотношении казахов южного реги- она Казахстана с народами Кокандского ханства.

        Конечно, мы исходим сугубо из реальных размышлений и с точки зрения: не только по- литического, но и социально-экономического, хозяйственно-бытового, культурного и других   специфических национальных аспектов, как: перехода из кочевого образа жизни казахских племен и родов к земледельческому, ремесленному и даже управленческому, т.е. оседлой форме и культуре деятельности.

        Весь вопрос заключается в том, что изучение истории взаимоотношений, именно юж- ных казахов с населением Кокандского ханства в ХVIII – середине XIX веков, вносит много нового и ясного в историческую жизнь, не только этих, но других народов и тем самым до- полняет тот серьезный информационный пробел, который существует до нашего времени.

        Мы не исключаем, что могут возникнуть такие вопросы как: что есть не мало фактов и сведений о взаимоотношении казахов с народами среднеазиатских ханств, о их хозяйствен- ных, бытовых, культурных, духовно-нравственных и других сторонах их жизни. Но тем не менее, если они даже и есть, то рассматриваются преимущественно в общем контексте прос- тых описаний и ознакомительного характера, т.е. с точки зрения их политических и эконо- мических жизненных интересов. Хотя, до наших времен сохранились и дошли уникальные образцы художественных и литературных произведений — наследий писателей и поэтов, на- родных сказителей, художников, песенные и музыкальные творчества макомистов (испол- нители особого старинного народного песенного жанра) тех времен, которые подробно рас- крывают жизнь простого народа, а также деятельность тех или иных правителей, их герои- чесческие и легендарные походы, несметные богатства и  т.д., и т.п.

         Но тем не менее, многие вопросы взаимоотношений казахов с народами среднеазиат- ских ханств, их хозяйственной и культурно-бытовой жизни  несколько затронуты в трудах  А. И Левшина «Описание киргиз-казачьих, или киргиз-кайсаксих орд и степей». (Часть 1-4, Алматы: Санат, 1996. С. 656.), Н. И. Веселовского «Очерк историко-географических сведе- ний о Хивинском ханстве от древнейших времен до настоящего»  (Спб.,1886.),  в котором автору удалось в подробностях рассмотреть административно-политическое устройство Хи- винского ханства, а также некоторые внутренние и внешние связи кочевых казахских племен и родов со среднеазиатскими   ханствами.

        Определенный интерес представляют работы В. В. Наливкина «Краткая история Кокан-дского ханства» ( Казань. 1886. ) и  Г. И. Данилевского  «Описание Хивинского ханства» (ЗРГО, кн. 5. – Спб., 1851.),  Л. Мейера  «Киргизская степь Оренбургского ведомства», (Спб., 1865.), А. И. Макшеева  «Путешествие по киргизским степям и Туркестанскому краю». (Спб. (Спб., 1896.),  М И.

            Венюшкова «Путешествия по окраинам русской Азии и записки о них» (Спб., 1868.),  Н. И. Гродскова «Киргизы и каракиргизы Сырдарьинской области.  Юридичес- кий быт». (Ташкент, 1889.)  и М. Г. Юдина « Взятие Ак-Мечети в 1853 году как начало заво- евания Кокандского ханства». ( Москва. 1912 ).

        В  историко-географическом научном исследовании Н. И. Веселовского, в котором он рассматривая административно-политическое устройство Хивинского ханства, одновремен- но коротко освещает лишь некоторые вопросы политических связей казахов со среднеазиат- скими правителями и их приближенными.

        В книге В. В. Наливкина, параллельно с описанием социально-политического положе- ния Кокандского ханства, попутно описываются и рассматриваются и захватнические похо- ды Кокандских правителей на территории юга Казахстана, в частности походы Алим-хана, Умар-хана и Ма- дали-хана.

        Например, Л. Мейер несколько подробно описывает завоевательные походы Хивинско- го правителя Мухаммед-Раим-хана, который специально организовал их против казахов хо- рошо обосновавшихся в низовьях реки Сырдарьи. Этот поход, был похож больше всего на спланированное противостояния Хивинского и Кокандского ханств за верховенство и гос- подство над караванными путями в этом регионе.

         Большую историческую ценность представляют статьи-заметки Н. Н. Пантусова «Сбо- ры и пошлины в бывшем Кокандском ханстве» (Туркестанские ведомости. 1876. — № 17.) в которых автор подробно описывает о сборах налогов и пошлин со своих граждан, приезжих торговцев и просто с проезжающих по территории ханств торговых караванов и перегонщи- ков скотины на летние и зимние пастбища. В своей статье, автор также подробно поясняет о сущности отдельных категорий налогов, пошлин и особых повинностей. Н. Н. Пантусов описывает о учиняющем произволе и бесчинстве сборщиков налогов и податей, особенно их жестокие обращения со степными народами, т.е., с кочевыми племенами  казахов.

         Своеобразным и как-бы секретным докладным является информационный материал  Ю. Южакова «Наши приобретения в Средней Азии» (Специальный Туркестанский сборник. Т. 5. – С. 130 -134.), в котором описываются сугубо политические и экономические стратеги- ческие интересы России в среднеазиатских ханствах, в особенности Кокандском, как важном и перспективном сырьевом регионе Средней Азии.

         Важные исторические сведения о хозяйственно-бытовых взаимоотношениях кочевых казахских племен и родов с другими народами Средней Азии содержатся в работах Н. А. Ди-   нгельштедта  «Опыт изучения ирригации Туркестанского края, Сырдарьинская область» (Спб., 1895. – Т. 2, ч. и 4 ч.),  Н. А. Северцева «Путешествие по Туркестанскому краю и иссле- вание горной страны Тянь-Шань» ( Спб., 1867.) , А. Шахназарова «Очерк сельского хозяйства Туркестанского края» (Спб., 1898.), он же «Сельское хозяйство Туркестанского края». – Спб., 1908.), А. Н. Краснова «Очерки быта семиреченских  киргиз» (Известия РГО. – Т. 23. – Спб., 1887.), С. А. Вроневского «Заметки о киргиз-кайсаках Средней Орды»  (Отечественные запи- си (1830. № 120),  Е. М. Смирнова «Обзор Сырдарьинской области»  (Спб., 1887) .

        Неоценимый вклад о истории казахского народа, внес известный казахский просвети- тель, ученый и дипломат Ч. Валиханова. В его трудах собраны редчайшие исторические ма- риалы, повествующие о многих сторонах политического, международного, экономического взаимоотношения казахов с другими народами и государствами. (ЗРГО. – Т. 24. Спб., 1904.,  он же Сбор. соч. Т. 1. Алма-Ата. 1961. –    Т. 2, 1962.).

         Следовало бы сказать о том, что помимо скотоводства, земледелия и других социально-хозяйственных форм деятельности, казахи занимались торговлей и товарообменом, что опре- деленно способствовало развитию и укреплению взаимоотношений с другими народами. Де- ло в том, что исторический  «Шелковый путь»  с Европы проходил через территорию Казах- стстана в Китай.

         Вопросы торговых связей кочевых казахских племен и родов, нашли определенное от- ражение в трудах А. Н. Тетеревникова и П. Н. Небольсина. В них содержатся значительные и интересные материалы о торговле казахов в первой половине 50-60 годов ХIХ века,  приво- дятся интересные сведения и о торговых взаимоотношениях и операциях со среднеазиатски- ми купцами в Семиполатинске  (Шамай),  Павлодаре, Петропавловске и других городах     Казахстана.

       О торговых и хозяйственно-бытовых связях казахов с Кокандским ханством в первой по- ловине ХIХ века содержатся в статье, к сожалению, неизвестного автора «Обозрение Кокан- дского ханства в нынешнем его состоянии»  (ЗРГО, кн. 3. – Спб., 1849. – С. 176-207).

        В области хозяйственно-экономических и этногенетических связей казахского населе- ния, есть некоторые описания в работах А. И. Добросмыслва  «Города Сырдарьинской облас- ти Казалинск, Перовск, Туркестан, Аулие-Ата и Чимкент»  (Ташкент, 1912.) и «Ташкент в  прошлом и настоящем»  (Исторический очерк. – 1912.). Кроме этих описаний, автор дает  краткие сведения о некоторых хозяйственно-бытовых и культурных связях, не  только каза- хов, но и других народов которые проживают в этих крупных городах.

        Отдельным аспектом разносторонних взаимосвязей народов Средней Азии и Казахстана ХVIII и ХIХ  веков и периода независимости от Российской империи посвящены ряд работ  казахских, узбекских, таджикских и российских авторов.

        Серьезным вкладом в исследовании вопросов взаимоотношений казахов с народами Средней Азии, являются основной темой трудов П. П. Иванова «Казахи и Кокандское ханст- тво» о истории их взаимоотношений в начале ХIХ века («Записки Института востоковедения АН СССР». – Москва-Ленинград, 1939. – Т. 7.  – С. 92-128)  и «Очерки по истории Средней Азии» (ХУ1 – середина Х1Х века. — Москва, 1958.), У. Х. Шалекенова «Казахи низовья Аму-  дарьи», которая повествует о истории взаимоотношений народов Каракалпакии в ХУ11-ХХ веках (Ташкент, 1966.) и «К вопросу о взаимоотношениях по вопросу о взаимоотношениях приаральских кочевых казахских племен и родов с оседлыми и полуоседлыми народами Хо- резма»  (Москва, 1964.),  М. А. Кутлугова «Взаимоотношения Цинского Китая с Кокандским  ханством»  и  «Китай и соседи в новое и новейшее время»  (Москва. Наука, 1982. – С. 454.), Н. А. Хафлина «Россия и ханства Средней Азии» (Москва, 1974.) и «Политика России  в Средней Азии» в 1857 – 1868 годах»  (Москва, 1960. Т. 1. С. 510),  В. М.  Плоских «Киргизы и Кокандское  ханство»  (Фрунзе. Илим, 1977. С. 368.), С. К. Ибрагимова, В. С.  Батракова,  Ж. К. Касымбекова и других авторов.

         Исходя из выше рассмотренных трудов и публикаций различных авторов, мы должны сказать, что таким образом, российская и среднеазиатская историография накопила значи- тельный фактический материал по истории народов Средней Азии и Казахстана. К большому сожалению, в них в основном  в общих чертах описываются взаимоотношения казахов с на- родами среднеазиатских ханств. В частности затрагиваются интересующие их вопросы поли-  тического, экономического, хозяйственного и бытового содержания этих народов, в интере- сах тех или иных государственных субъектов.

        Что касается более поздних времен, то в этом плане, научные исследования по истории народов Средней Азии и Казахстана продолжались и в советское время ( Н. Г. Аполова,  Е. Б. Бекмаханов,  П. Г. Галузо,  В. М. Плоских, Б. С. Сулейманова, А. Б. Турсунбаева, Т. Шоинба- ева и многих другие), которые посвящены различным периодам истории Казахстана.

          К большому сожалению, многие авторы только лишь анализируют или просто описы- вают общие моменты процессов взаимосвязей казахов с приграничными их территориями  государствами. Конечно, есть отдельные ссылки, а также рассуждения касающиеся социаль- но-экономических, культурно-бытовых и внешнеполитических вопросов. В основном, в них прослеживаются предпосылки, последствия и перспектива присоединения Казахстана к  Рос- сии, а также формирование национального и этнического состава этого региона.

        Ряд авторов описывают историю аграрно-хозяйственных отношений, территориально-хозяйственного устройства, ирригационных проблем, животноводства, состояния культурно-бытовой и духовной жизни местных народов.

        О взаимоотношениях кочевых и оседлых какахских племен и родов на территории Сред- неазиатских ханств, в частности Кокандского, в кратком содержании можно ознакомиться в трудах Джо Ан Гросса « Мусульманская Центральная Азия: религиозность и общество » (Перевод с английского, редакция и предисловие  Л. Н. Дохудоевой. – Душанбе, 2006.),  в ра- ботах турецких ученых Мехмета Сарай «Kazak turkilarinin tarihi»  (Stambul. 1993. – 420 s.) , С. Хизметли  «Казак Та, рихындагы ордабасы деури» (Алматы; КАЗ акпарат,  2004),  У. Йорал- мас «Kishi juz kazakleri va padshalik Rossiya orasindagi siyasi patnashler»  (1730-1790 yy.),  О. Догана  «Abilhayr davrinde kazak-urusyiy bayla- nisleri. (Stambul, 2001. – 260 s.) , И. Паффес-оглы «Tuгк terihi» (Ankara, 1992.) , а также узбекского эмигранта в Германии  Б. Хаита «Turk- is- tan milliy  mucadele tarihi. 1917-1934»  (Ankara, 1997, 367 s).

        Нельзя не остановиться и особо не заострить наше внимание на своеобразность и ориги- нальность фундаментальных работ академика Р. М. Масова, которые посвящены историчес- ким, а также современным вопросам и проблемам народов и государств Средней Азии. В его насущных, даже сегодня актуальных и востребованных вопросах культурного наследия тад-жикского народа (это касается и других народов Средней Азии), наблюдаются очень слож- ные и острые мировоззренческие национально-территориальные размежевания в этом оази- се, со многими противоречащими и совершенно неоправданными нынешними политически- ми, экономическими, культурологическими, духовно-нравственными, этнологическими и другими проблемами.

        Следует отметить, что впервые и подробно освещены захватнические вторжения чуже- земцев на территорию Средней Азии в исследованиях профессора Х. Ш. Камола в его книге « Истории вторжения кочевых племен Дашти кипчака в Маверннахр и Хорасан (XIV в) ».  В этой серьезной работе, автор справедливо анализирует и описывает подлинность этих исто- рических событий, которые освещаются под углом их тяжелых последствий для таджикско-го, узбекского, иранского, казахского и других народов этих регионов.

         В этой своеобразной, интересной и содержательной книге профессора   Х.Ш.Камола, можно познакомиться с очень редкими и оригинальными материалами исторических  собы- тий на территории Средней Азии в ХVIII – XIX веках.

         В этой связи, пожалуй, можно определенно сказать, что в данном направлении, науч- ные исследования профессора Х. Ш. Камола, в какой-то степени, может быть и превосходят некоторые другие работы, по степени своего содержания и привлечения совершенно новых материалов – первоисточников.

         Своеобразным политическим и историко-информационным базовым  источником, явля- ются труды одного из ярких ученых современности – профессора Х. П. Примшоева, в его ра- боте « Российско-Среднеазиатские отношения  ХVI – середины ХIХ веков в русской истогра- фии ». В этом исследовании, автор подробно изучил огромный историографический матери- ал по многим вопросам Российско-среднеазиатских отношениях, именно изучаемого нами периода. Из содержания данной работы мы видим, что помимо всевозможных исторических процессов, особое место и роль отводится кочевым казахским племенам и их джузам, их вза- имоотношений с народами Мавереннахра.

        Ярко и по существу, полно раскрывается подлинная история положения Бухарского хан- ства в ХVII — первой половине ХVIII веков в исследованиях профессора А. С. Саидова. В его, по своему глубокой по содержанию работе, подробно анализируются и описываются нашес- твия Шийбанидов (шийбанид происходит, от слова ш и й б а н / с и б а н, название священ- ной птицы) также описываются причины междоусобных войн за территориальное влияние и власть, межплеменные и меж клановые противостояния, жесточайшие воины за овладения  новыми плодородными землями и установления новых отношений с соседними государства ми.

         Из содержания монографии профессора А. С. Саидова становится известно, что тюрко-монгольская традиция управления, этими очень обширными территориями, в которых наи- большую часть населения — народов составляли земледельцы, ремесленники, батраки и дугая беднота, на протяжении более тысячи лет, государством полностью управляли по иранской  традиции, которая в последствии превратилась в схоластическую систему. Поэтому, считаем нужным взять во внимание, что выше отмеченная традиция и система управления государст- вом, совершенно противоречили жизненному устройству, национальным традициям и обы-чаям, а также многим другим определенным социально-историческим жизненным укладам и устоям местного населения.

        Все, описанные профессором А. С. Саидовым и другими авторами, несовместимые и противоречащие жизненным условиям народов и государству процессы и явления, видимо стали основной причиной раскола и резкого упадка внутреннего и внешнего жизнеустройст- ва многих среднеазиатских ханств, которые на тот период, владели обширными территория-  ми очень плодородных земель с их трудолюбивым народом.

         Дальнейшей причиной продолжения упадка, было связано с внезапным и разоритель- ным вторжением монгольско-татарских племен, а за тем долгими и изнурительными нашес- твиями Шийбанидов. Эти вторжения и нашествия, всегда сопровождались постоянной и мас- совой миграцией и переселением, на разоренные и опустошенные земли все новых родов и племен разных народов.

         Все эти долгие захватнические и разорительные военные действия, еще больше способ- ствовали нагнетанию хаоса и упадку всего государственного устройства в этих регионах и  вели еще больше к последующим бедственным процессам.

         После нашествия Шейбанидов, в истории Мавераннахра совершенно меняется стиль правления обширными территориями Средней Азии, т.к. с их приходом по-новому обновля- ется и этническая карта всего населения этого региона. Эти изменения, можно было заметить в особенностях их внутреннего расположения, расклада и обновления некоторых социально-важных жизненных структур. Особенно эти изменения, резко ощущались и проявлялись  в противоречии местных народов, которым суждено было разделить будущую взаимосвязь и жизненное взаимодействие с другими покоренными народами, в том числе и кочевыми ка- захскими  племенами.

          Поэтому, в результате этих новых исторических завоевательных и военно-политичес-ких и других процессов, заметно начали меняться экономические, хозяйственные, культур- но-бытовые, духовно-нравственные и многие другие жизненные уклады и переустройства во всех понятиях взаимоотношений этих народов.

        Хотя административно-политическая власть в среднеазиатских ханствах принадлежала тюрко-монгольским династиям, они все еще придерживались своим издавна установленным традициям, правилам и взглядам в управлении государством. Так например: управлением внутренней и внешней политикой, экономическими вопросами, сбором налогов, обменом скотины и других товаров на оружие или пшеницу, а также многими другими ответственны- ми делами, строго занимались, распределялись, соблюдались и контролировались — только приближенные и доверенные люди хана и его окружения.

        Но, не смотря на все эти новые процессы и явления, хозяйственная и культурно-бытовая сторона жизни народов этих ханств, чаще всего сохранялись и передавались по восточной традиции по наследству.

        Период существования среднеазиатских ханств отличается и знаменуется постоянным противоборством оседлого населения с соседними кочевыми пленами и родами других наро- дов, заодно и противостоянием земледельческой культуры и кочевого образа жизни. Эти не совместимые жизненно-важные процессы можно рассматривать как разумеющиеся явления, т.к. основной причиной можно считать проявления некоторых не согласий, противоречий, расхождений во взглядах и т.д.  Несомненно, эти социально-психологические явления явно наблюдались и во взаимоотношениях кочевых племен южных казахов с местным населени- ем, с правителями узбекских ханств и их наместниками.

         Как в истории многих народов, от междоусобных войн и постоянной борьбы за власть, набегов и военных походов тех или иных правителей, всегда страдал простой народ, в дан- ном случае, это местные земледельцы, бат- раки, ремесленники, в том числе и кочевые пле- мена казахов.

         Важным и историческим событием во взаимоотношениях правителей среднеазиатских ханств, послужило внезапное вторжение русских войск. Наверное это послужило важной причиной и как бы неизбежным результатом разобщенности и отсутствием союза между постоянно враждующими ханствами Средней Азии. Дело в том, что вся причина заключа- лась в не разобщенности и не дальновидности правителей этих ханств, что позволило без всяких усилий превратить их владения в территорию Российской империи.

         Подходя к рассмотрению и изучению истории взаимоотношений народов Средней Азии с казахским населением в южном регионе, следует подчеркнуть, что оно имеет свою много- вековую, особую и историческую традицию, которая формировалась как бы в едином этно- культурном и экономическом пространстве, т.к. эти народы имеют самобытную, древнюю и богатую историю.

         Особо следует отметить, что в среднеазиатском регионе, взаимоотношения и результа- ты их взаимовлияния народов друг с другом, как в культурно-бытовой, хозяйственной, соци- альной жизни (религии, традициях, обычаях т.д.) достигли значительных успехов еще в сред- ние века. Поэтому, в этой длинной и богатой истории взаимоотношений, можно выделить особый исторический пласт многосторонних отношений южных казахов с населением  Ко- кадского ханства.

        С распадом Кокандского ханства и образованием, а также укреплением  казахских джу- зов, их взаимоотношения с другими народами Средней Азии протекали уже в составе новых государственных преобразований. В этой связи видимо, следует особо отметить тот факт, что это одновременно был периодом, не только возникновения и создания новых государств в этом регионе, но и появлением совершенно другого расклада в  Казахском ханстве.

        Новые перемены и проблемы были связаны с внезапным вторжением джунгар на терри- торию Средней Азии, что способствовало появлению и вместе с тем преобразованию  совер- шенно новых политических, экономических, культурно-хозяйственных, социально-духовных и других сторон жизнедеятельности народов Средней Азии и Казахстана. Помимо этих важ- ных аспектов, наиболее сложными оказались вопросы духовно-нравственных взглядов и от- ношений завоевателей — джунгар к мусульманской религии народов Средней Азии и Казах- стана.

        Особым текстом следует выделить, что очень важными в плане оказались очень хруп-кие и все объединяющие религиозно-духовные ценности народов юга, которые способство- вали — еще большему сплочению и укреплению общих интересов в борьбе против завоевате- лей. Эти социально-духовные ценности, в свою очередь, оказались важнейшими связующи- ми звеньями и жизненно-нравственными элементами  всех последующих положительных развитий в их новых взаимоотношениях, что в свою очередь, так или иначе дали совершенно своеобразный толчок к преобразованиям особых этнокультурных и этнополитических про- цессов — как социально-важного элемента всех последствий и результатов последующих жес- токих военных событий.

          В это же время, происходит очень важный исторический процесс, процесс образования совершенно нового государства в Средней Азии, которая войдет и впишется в историю этой эпохи как Кокандское ханств. Появление этого нового ханства с обширными и постоянно ширяющимися её государственными границами, вплоть до побережья Аральского моря и плодороднейшие долины Сары-коля. Это было только лишь началом расширения террито- рий Кокандского ханства, спустя некоторое время, т.е. в начале ХIХ века, ее границы дошли до юга нынешнего Казахстана, куда вошли многие при сырдарьинские города и другие насе- ленные местности.

        С середины ХVIII века, начинаются многие исторические процессы взаимоотношений  казахского народа, с народами Средней Азии, Российской империей и другими государст- вами мира. Многие «золотые» времена расцвета среднеазиатских ханств и эмиратов, доста- точно освещены в произведениях хивинских, бухарских, самаркандских, кокандских, иран- ских, афганских, турецких и многих других авторов Востока.

        Так например, в исторических трудах просветителей Кокандской школы историографов, мы обнаружили очень интересный, насыщенный и довольно-таки богатый архивный матери-ал по истории взаимоотношений народов юга Казахстана и Кокандского ханства.

         К большому сожалению, следует отметить, что очень мало и скудны какие-либо архив- ные материалы или другие сведения, которые касались бы, именно ХVIII века, хотя этот пе- риод в истории является наиболее насыщенным и богатым политическими, экономическими и многими другими важными событиями.

         Мы имели возможность доступа к первоисточникам и уникальным трудам  и с т о р и о- г р а ф о в  кокандской школы, архивным материалам и другим информационным источни- кам, многие из которых изучены нами и вводятся в научный оборот  в п е р в ы е . Поэтому, в наших исследованиях анализируются и излагаются, в основном исторические материалы и сведения кокандских авторов, по истории взаимоотношения казахов южного региона Казах- стана с населением Кокандского ханства в ХVIII — середине XIX  веков.

         В уникальных трудах Кокандских историков можно встретить, немало представляющих собой своеобразную историографическую ценность, сведения и реальные факты.

         Одним из первых авторов, который упомянул, именно казахов в своем произведении,  является историческое описание Шер Мухаммада Акмала Ху-канди  « Амир-на Та-ме »  (« Кни-га об мире »). Это уникальное историческое произведение написано в 1801/1802 г.г., т.к. последнее ее датирование 1216-й год хид-жры (Каюми П,  Тазки- райи Каюми. III жилдли. – Тошкент: Уз ФА Алишер Навоий Адабиет музейи, 1998.), данное произведение введено в научный   оборот впервые  Ш. Х. Вахидовым. (Вахидов Ш. Куконхонлигида Та-рихнавислик. – Тошкент: Akademnashr, 2011. –Б.180-182.).

        О другом сочинении Акмаля Хуканди, под названием» Насабнаме-йи Та, рихи джахон- намай», о котором сообщает профессор Ш. Х. Вахидов, автор произведения описывает похо- ды Алим-хана на Тура-курган, Исфару и Ходжент. В конце этого описания похода, автор «Амир-наме»  подробно сообщает о походе правителя Ташкента Йунусходжи на Коканд и его пребывание в местности Ашт.

        Акмал Хуканди пишет, что в составе предводителя Йунус-ходжи, были и казахи из пле- мен и родов, которые жили в Ташкенте и вокруг него. Воины-казахи, в основном составляли конную часть войска Йунус-ходжи, которые обладали бесстрашной тактикой стремительного налета на врага, что ошеломляло их в бегство.

         В историческом сочинении Фазли Намангани (Абулкапим Намагани), автор «Умар-наме» («Книга об Умаре») даются очень важные сведения о во- енном походе Алим-хана на Ташкент, Шымкент и Сайрам, а также о завоеваниях Умар-ханом на юге Дашти Кыпчаков, где основное население составляли казахские племена.  В «Умар-наме» приводятся сведения о взаимоотношениях Кокандского ханства с народами Бухарского эмирата (таджиками, пер- сами, татарами монгольско-татарского происхождений и т.д.), Кухистана, Восточного Тур- кестана и Южного Казахстана.

        Фазли восхваляет период правления Умар-хана, хотя, на самом деле все заслуги при- надлежали Алим-хану, который помог объединить все ханство в одно центральное и единое государство. И, не смотря на все положительные качества Алим-хана, который вел борьбу с суеверием народа в основном с  д е р в и ш а м и , а также с  некоторыми представителями духовенства, Умар — хан считал это  несправедливым и противозаконным. Это историческое сочинение с начало и до конца пронизано восхвалением Умар — хана за то, что он возродил и отдал власть «старой» религиозной верхушке и предводителям племен.

        Большой интерес представляют материалы «Туркестанского сборника», составленного В. И. Межовым и хранящегося в единственном экземпляре в фондах Национальной библи- отеки имени А. Навои Республики Узбекистан «Туркестанский сборник». (Составитель В. И. Межов. – Спб., 1873-1888 .) В этом сборнике собраны статьи и сочинения, посвященные не- которым аспектам экономической, политической и культурной жизни народов Средней Азии и Казахстана.

         Важным источником являются также опубликованные труды русских послов и путе- шественников, в которых встречаются интересные фактические данные, которые характери- зуют экономические, политические, культурные и другие связи казахов с населением Кокан- ского ханства. В этом отношении можно отметить интересные записки Н. Ф. Бурнашева и В. Г.Поспелова, посетивших в 1800 году Ташкент «Поездки Бурнашева и Поспелова в Ташкент в 1800 году» (Вестник РГ), ч.1, отд. 6. Спб., 1851. С- 1-43.), записки и дневники переводчика Г. П. Потанина, посетившего Коканд в 1828-1830 годах «За-писки о Кокандском ханстве хо- рунжего Потанина» (ВРГО, кН.6, ч.18.-Спб., 1856. – С. 255-290), также интересны воспоми- нания выходца из Германии И. Бларамберга (8.04.1800-8.12.1878 гг.), полвека состоявшего на русской  службе. Именно его корпус летом 1852 года неудачно напал на Кокандскую кре- пость Ак-мечеть. Подробности этого военного похода и дельнейшее продвижение россий- ских войск по Казахстана, дальнейший захват кокандских укреплений были записаны из уст очевидца и участника этих событий. «Воспоминания» (И. Бларамберг. Перевод с немецкого О.И.Жигулиной и Э. Ф. Шмидта. Вступ. Статья Н. А. Халфина.- Москва: Наука, 1978. – С. 357.) .

        Изданная в Казахстане, в рамках государственной Пограммы «Культурное наследие», книга «История Казахстана в монгольских источниках»  (3 т.),  имеет важные и весьма инте- ресные архивные сведения по истории Средней Азии периода наступления джунгар. Надо сказать, что в ней содержатся уникальные по содержанию информационные материалы мон- гольских и китайских историков по ХVIII и ХIХ векам «Казакстан Та,рихи туралы монгол  деректемелери» (3 том. Деректемелер мен мурагаттык кужаттар. – Алматы: Дайк-Пресс, 2006. -480 б.).

        С вхождением казахских джузов в состав Российской империи, и с началом завоевания территорий среднеазиатских государств Россией начинается новый этап взаимоотношения казахов с народами Средней Азии.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ